Поиск по сайту 
  
29 января 2010 года   Пятница  № 4 (10284

Фото недели

Коллектив работников

Редковского детского дома

- Это они заботились

о детях - сиротах в 50-х

годах прошлого века.

 

 

 

 

Спорт

Мотокроссмены

снова на трассе

Недавно в рабочем поселке Оконешниково на трассу вновь вышли мотокроссмены, представляющие разные районы нашей области.

подробнее...

   

Кто поедет  

на "Праздник

Севера"?  

Минувшие выходные были насыщены хоккейными баталиями. Ведь именно в эти дни на зональных состязаниях хоккейные дружины поселений выясняли, кто же из них поедет на районный "Праздник Севера".

подробнее...

 

Стремятся

повторить

успех 

В прошлом году на "Празднике Севера - Называевск-2009" лучшей ледовой дружиной стала Муравьевская хоккейная команда. Как оказалось, эти ребята вовсе не прочь и нынче стать лучшими в районе.

подробнее...

 

Это было

Редкое в войну приютило сирот

В один из будних дней в редакцию пришла Людмила Макаровна Белкина. Человек она уважаемый. За плодотворный труд на ниве просвещения (её педагогический стаж составляет 45 лет, большая часть его заработана в Бузанской основной школе) Людмила Макаровна награждена орденом Трудового Красного Знамени и медалью "Ветеран труда", множеством Почетных грамот. Поводом для её визита послужила старая фотография, которую Людмила Макаровна нашла после смерти мамы, разбирая семейный архив. На снимке 50-х годов двадцатого века запечатлен коллектив работников Редковского детского дома. "Нахлынули тут на меня воспоминания, - говорит Людмила Макаровна, - и решила я поделиться ими с читателями моей любимой газеты "Наша Искра".

 

"Мы даже им чуточку завидовали"

"В моем свидетельстве о рождении, - рассказывает Людмила Макаровна, - записано: мать - Гиберт Елена Петровна, отец - прочерк; место рождения - Молотовская область (ныне Пермская) станция Половинка. На самом деле родилась я в настоящем советском женском концлагере для немок. Только вот назывался он почему-то "трудармией" и располагался в глухой тайге в 150 км севернее Половинки.

Со слов мамы условия там были страшные, а единственным "благом" для этих несчастных женщин было то, что им не запрещалось рожать от русских конвоиров. Новорожденных сразу забирали в детприёмник. А через три месяца, если дитё выживало, выдавали матери ребенка сухой паёк, и шуруй, мамочка, на все четыре стороны!

Именно такая история произошла с моей мамой. Родилась я в бараках трудармии в августе 1945 года. Когда меня вернули маме, то добиралась она со мной трехмесячной на руках через Урал с ноября 1945 по март 1946 года. В Ялуторовске, куда из Поволжья были сосланы вся родня и мать с братом (мои бабушка и дядя), мы никого не застали. Их, оказывается, уже перегнали в деревню Карповка Называевского района. По приезде сюда мама передала меня бабушке, так как её саму направили работать на сенопункт, находившийся на станции Называевская.

Жизнь есть жизнь, и спустя три года мама вышла замуж за Шлоссера Александра Христьяновича, ставшего мне отцом. Он работал шофером на газогенераторной полуторке. Когда его перевели работать в колхоз в д. Редкое, то мама устроилась швеёй в Редковский детский дом.

С этого времени я стала жить с мамой и отчимом и постоянно бывать в детдоме. В моем представлении это был целый городок: спальный корпус, кухня, столовая, мастерская, баня, конюшня, погреб (в него заходили через дверь, а не спускались сверху). В детдоме жили дети школьного возраста, поэтому в сельской школе учились вместе и детдомовские, и деревенские ребятишки.

Нас деревенских часто приглашали на их праздники. Концерты были просто изумительными: с песнями, танцами, спортивными номерами. Баянистом в детдоме работал бывший фронтовик, страшно изувеченный Афанасий Иванович Лазарев. Добрейшей души человек, он знал, как бедствуют семьи репрессированных немцев. Когда мы с подружкой забегали к нему (он снимал у кого-то комнату), то мужчина всегда нас угощал кусочком хлеба с маслом.

Мама обучала старших девочек швейному делу. В мастерской стояло две ножные машинки "Зингер". Все вместе они обшивали весь детдом от трусиков, маечек до фуфаек.

Парней сразу после окончания 7 класса (все были переростки) призывали в армию. Они, как врезалось мне в память, уходили каждый со своим конём. Мама шила на лошадей попоны с красными рантами. Всей деревней провожали ребят на 46-й разъезд, там их грузили в вагоны. Это для меня незабываемо.

Мама проработала в детдоме года три, а затем ушла в сливкоотделение. И детдомовцы-мальчишки нередко заходили к ней, чтобы помочь крутить ручку огромного сепаратора. Ну, а девочки очень любили расчесывать и заплетать мамины шикарные косы, которые обвивали её голову в две короны.

Детдомовцам свободно разрешалось ходить в деревню. За обед или какие-то продукты они нанимались к редковцам копать огород, сажать картофель. Парни постарше и покрепче копали колодцы, кололи дрова. Кроме того, детдомовцы и для себя заготавливали дрова, косили сено для коней, сажали огромный огород.

Сейчас вспомнилось, что мы страшно завидовали детдомовцам. С нас родители с мая по сентябрь снимали обувь, и мы бегали все лето босиком. А те щеголяли в сандалиях, а девочки ещё и в носочках. И когда позже у меня появились такие носочки (смотри снимок), то я была от счастья на седьмом небе.

С детдомовцами мы жили дружно. Например, воровали ранетки в саду молзавода, приглашали ребят из детдома за деревню на Кочковатское болото и угощали их ранетками от души. А потом прыгали с кочки на кочку в догонялки, то и дело рискуя свалиться в болотную жижу.

Летом 1956 года всех детей погрузили на крытые брезентом машины и вывезли, говорили, куда-то под Омск. Через несколько дней на этих же машинах привезли детей дошкольного возраста. Деревенская ребятня да и взрослые с любопытством смотрели на новых питомцев-детдомовцев. А они в совершенно одинаковой форме выстроились и, чеканя шаг, направились к корпусу. С этих пор нас, деревенских, в детдом не пускали.

В 1962 году с легкой руки заведующего районо Данилы Петровича Четверикова (мир праху его и моя вечная благодарность) меня, 17-летнюю девчонку, направили работать учителем в Бузанскую 8-летнюю школу. Спустя годы здесь я встретила Геннадия Куликова - одного из воспитанников Редковского детского дома. Сюда он приехал к старшей сестре. Мы, конечно, обнялись, расплакались и вспомнили такой случай из нашего детства. Голодно было в послевоенные годы, и Гена отнял у кого-то из младших хлеб. Директор детдома снял с него штаны и посадил в наказание в погреб, закрыв дверь на замок. Мне Гену было жалко, я попросила краюху хлеба у пекаря тети Ани Гульба, подползла по траве к погребу и бросила хлеб в отверстие, предназначенное для засыпания в погреб картофеля. Так повторилось несколько раз, пока директор обидчика не выпустил. Где Гена сейчас, не знаю, как сложилась его судьба, как, впрочем, и других детдомовцев, мне неизвестно.

А теперь о фотографии. Я была в то время совсем ребенком, поэтому из памяти стерлись почти все имена. Тогда я обратилась к Зинаиде Андреевне Гульба, работавшей когда-то в детдоме. Вместе кое-кого вспомнили.

1 ряд: Ирина (фамилию и отчество не вспомнили) - воспитатель; Яунзем Эльвира Федоровна - воспитатель; Верхоланцева Мария - кастелянша.

2 ряд: Миллер Устинья Андреевна - прачка; Плесовских (Гульба) Зинаида Андреевна - бухгалтер; Егоров Сергей Алексеевич - директор детского дома; Шлоссер Елена Петровна (моя мама) - швея; Полина Егоровна - медсестра.

3 ряд: Пушкарева Мария Александровна - повар; Шультайс Лида - воспитанница детдома; ФИО не вспомнили - воспитанница детдома; Якшина Мария - разнорабочая.

Может нам помогут вспомнить кого-то из них читатели газеты "Наша Искра"?

 

Из книги М. Куроедова "История Называевска

и Называевского района"

17 июля 1941 года бюро Называевского райкома ВКП(б) впервые рассматривало вопрос "О приеме эвакуированных граждан из г. Ленинграда и прифронтовой полосы". Было подготовлено 580 квартир. В годы Великой Отечественной войны в Называевском районе открылось 7 детских домов и школ-интернатов, в которых воспитывались дети из блокадного Ленинграда, а также местные дети-сироты, чьи родители погибли на фронте и дети репрессированных.

92 воспитанника насчитывал в 1945 году Редковский детский дом №29, директором которого работал Н. А. Булатов, врачом - Т. Н. Степанова, старшей сестрой - А. Налибина, сестрами-воспитателями - С. Сафронова, Н. Николаева, С. Тихомирова, М. Трифонова, С. Лысич, Л. Хвостикова, санитарами - М. Мизова, Е. Федорова.

Детский дом размещался в четырех старых деревянных зданиях. Стекла в некоторых окнах заменяла фанера. Расстояние до ближайшего колодца - 200 метров.

Среди питомцев детского дома №29 были Константин Чистяков 1938 года рождения, Ирина Озенкова - 1939 г.р., Неля Ануфриева - 1937 г.р., Олег Федоров - 1939 г.р., Елена Лобкова -1941 г.р., сестры Рая и Люся Люшовы - 1938 и 1940 г.р.

В военные и первые послевоенные годы сирот было так много, что последний детский дом в районе (в д. Редкое) закрылся только в 1962 году.

 

Из фондов Называевского

муниципального архива

Исполком Называевского районного Совета внес в повестку дня заседания от 2 февраля 1951 года вопрос "О состоянии детских домов". В сохранившемся протоколе читаем: "Проведенной проверкой установлено, что детские дома района к зиме подготовлены не полностью. В детдомах №133 (Лорис-Меликово) и №29 (д. Редкое) на весь отопительный сезон топливо не заготовлено. В детдоме №215 (с. Ново-Называевка) плохо проведен ремонт корпуса; печи в коридоре и столовой не отремонтированы, в спальне младших девочек и в столовой холодно. В детдомах №133 и 29 топлива осталось на 30 - 35 дней.

Санитарное состояние детских домов неудовлетворительное. Дети ходят грязные, мальчики не стрижены, нательное и постельное белье грязное. В рабочих комнатах, в коридорах, в помещениях пищеблока, на стенах и потолках пыль. В спальнях детдома №215 обнаружены клопы. Детские дома неудовлетворительно финансируются со стороны облоно, что пагубно отражается на их хозяйственном состоянии. Так, детдом №29 за январь 1951 г. вместо 55 тысяч получил лишь 18 тысяч.

22 июня 1951 года исполком райсовета рассматривает вопрос "О ходе подготовки детского дома №29 к новому 1951-52 учебному году". В протоколе есть следующая запись: "Заслушав отчет директора детдома тов. Егорова, исполком отмечает, что подготовка детдома к новому учебному году и работе в зимних условиях проходит неудовлетворительно. Из плановой потребности топлива 400 куб. м заготовлено лишь 100 куб. м. Детдом не имеет бани, прачечной, изолятора. Директор не принимает никаких мер к их постройке.

Воспитанники детдома плохо обеспечены летней обувью, большинство из них ходят либо в старых калошах, либо совсем без обуви. Детдом не имеет также достаточного количества зимней одежды и обуви".

* * *

Как видим, совсем не сладко жилось детдомовцам в послевоенные годы. Да это и понятно, ведь страна восстанавливалась после тяжелой военной разрухи. Людмила Макаровна приехала в д. Редкое несколько позже и, видимо, на тот момент уже финансовое положение детдома укрепилось, а директор Егоров по требованию райисполкома баню все-таки построил. И за хорошую работу даже получал премии..

Материал подготовила

Наталья Корохова.

Фото из семейного альбома Белкиной Л. М.

Сегодня в номере

 

Зимовка с «плюсом»

Заботы крестьянские

В хозяйстве ООО "Большепесчанское" вот уже несколько лет поголовье крупно-рогатого скота сохраняется на одном уровне. Сейчас в хозяйстве насчитывается 1200 голов КРС, из них 500 - коровы. А вот показатели работы только возрастают.

подробнее... 

 

В повестке дня

вопросы важные 

Коллегия

В администрации муниципального района прошло очередное заседание коллегии. 

подробнее...

 

Дают субсидии сельхозтоваропроизводителям

Обратите внимание

После того, как экономика нашей страны встала на "капиталистические рельсы", сельскохозяйственное производство резко сдало свои позиции. Чтобы поддержать эту отрасль, руководством страны и области принимается ряд самых разнообразных мер. 

подробнее...

 

Редкое в войну

приютило сирот 

Это было

В один из будних дней в редакцию пришла Людмила Макаровна Белкина. Поводом для её визита послужила старая фотография. На снимке 50-х годов двадцатого века запечатлен коллектив работников Редковского детского дома. "Нахлынули тут на меня воспоминания, - говорит Людмила Макаровна, - и решила я поделиться ими с читателями моей любимой газеты "Наша Искра". 

подробнее...

 

Суд постановил:

жилье - отремонтировать 

Прокурорский надзор

В прошлом году Называевской межрайонной прокуратурой была проведена проверка соблюдения законодательства о соблюдении жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 

подробнее...

 

Оператор котельной

Дмитрий Рычков 

Рядом с нами

Девять лет работает оператором котельной №4 РТПЦ (ретранслятор) Дмитрий Рычков, из них первые два года был машинистом, когда котельная еще работала на угле. 

подробнее...

 

«Лидер года» среди лидеров 

Районный конкурс

"Лидер года" - под таким названием в Доме детского творчества впервые прошел районный конкурс лидеров детских общественных объединений. В нем приняли участие Анжелика Гунько, Екатерина Потапенко, Аина Касимова и Елена Халанская. 

подробнее...

  

Операция

"Снегоход" начинается 

В фокусе дня

Согласно приказу государственной инспекции Гостехнадзора Омской области и распоряжению главы муниципального района с 1 февраля по 1 марта будет проводится профилактическая операция "Снегоход".

подробнее...

 

Причина - пьянка без меры

Криминал

В первый день января в 2 часа в одном из домов села Кисляки был обнаружен труп молодого человека...

подробнее...

 

И в минус 32 жарко! 

Нам пишут

Второй год мангутяне отмечают старинный церковный праздник Крещение Господне или, как его еще называют Богоявление - один из 12 великих праздников православных христиан. 

подробнее...

 

Крылатые слова,

как средство

литературной речи 

Уголок культуры речи

Одним из средств образной и выразительной литературной речи являются крылатые слова. Нередко термин "крылатые слова" толкуется в более широком смысле: им обозначают народные поговорки, присловья, всевозможные образные выражения, возникшие не только из литературных источников, но и в быту, - из народных обычаев и верований. 

подробнее... 

 
links.asp
.